?

Log in



Уже где-то в 2001 году бабушка стала угасать. В 2002 году осенью ее уже не стало. А через месяц уже и моего папы не стало.


Бабушка была очень по-советски скромным человеком. В последнем абзаце она пишет, что Вера (мама моя) уже на пенсии и что ей приходится подрабатывать иногда на старой работе.
Это и так и не так. Мама моя, Вера Георгиевна в 41 году родившаяся, стала одним из лучших гидов-переводчиков города Санкт-Петербурга. И одним из лучших преподавателей итальянского языка. Подрабатывать на старой работе --это, например, побыть гидом у Сильвио Берлускони, когда он в числе других высоких гостей прибыл в СПб на празднование 300-летия.

А про меня бабушка пишет, что я в Университете в Москве учусь. Вообще я к тому моменту закончила бакалавриат СПбГУ и поступила в магистратуру МГИМО. На бюджетное отделение. Корейский язык начала учить и уехала даже на год на стажировку в Корею. Ну вот.
Вернулась я из Кореи в Москву, Приезжала раз в 2 недели на выходных в приезжала и когда бабушка уже очень сильно болела разум тоже потихоньку угасал.

Обломки прошлого высовывались разными концами в нашу реальность.

Лежа на кровати бабушка спрашивала меня отдам ли я книги и журналы?
-- Какие книги?
-- Ну, мужчине там одному..
Что отвечать? Да, говорю отдам.
Про флигель бабушка часто вспоминала. Видимо тот, с земляным полом. Где первая ее дочка умерла.
И еще у нее был страх, что "у нее отберут" ее квартиру.
Было очень непонятно как себя вести. Я подигрывала.

Я осталась пока жить в Москве, вышла замуж. Этот вопрос мою бабушку очень волновал и, в отличие от мамы она не стеснялась спрашивать меня "как у меня дела на этом фронте"). Вышла я замуж за парня из Петербурга, физика по образованию. У нас уже есть дочка. Назвали ее Катей.

Маму мою, Веру Георгиевну перевезли в Москву и теперь она живет рядом с нами, гуляет и играет с внучкой и дает частные уроки итальянского.

Я работаю на Русской службе новостей, радиоведуущей. Я -- напарница самого Сергея Доренко по утрам и теперь еще в дневных каналах беру интервью у различных политических и медийных персон. Моя бабушка не была безразличной к политике. Оставаясь всю жизнь, как она говорила "убежденной социалисткой" она, например, на каких-то выборах голосовала за Немцова и партию "Яблоко". Вот какая прогрессивная личность! Мы с бабушкой вместе смотрели первый трансляции из нашего обновленного парламента. Когда депутаты дрались там, Марычев бегал с сиськами и бабушка, глядя поверх очков и вязания, сидя, как обычно, поджав ноги, качала головой и говорила "Настенька, какой ужас! Ты посмотри, кто нами правит!" И мне передавалось это возмущение бабушки. Хотя теперь я думаю, что Марычев был классный. И он как никто подчеркивал условность происходящего. И новизну.

А еще бабушка, когда мы редкие разы беседовали с ней о политике и идеологии (а дома у меня папа слушал, надо сказать радио Свободу,Би-би-си и пр.), то она, на мою критику советской власти говорила:
-- Если бы не революция 17 года, мы бы с тобой в деревне быкам бы хвосты крутили.

Я так и не могу понять права ли она. Может, и не крутили бы? В Великобритании-то монархия, и без революций все социальные лифты работают. А может, и крутили бы... Но, думаю, бабушка бы мной гордилась сейчас. И была бы спокойна за меня.
Я надеюсь на это.


Это она перед выходом на пенсию и переездом в Ленинград.
Чуть позже выложу более поздние фото и допишу историю от себя.

Часть 7 - VI (Последняя)

Машину вела Люба. Приехали... он спросил, хотим ли мыпоесть, вера согласилась, но
оказалось, что у него ничего нет из еды. Меня это очень удивило. Мы, русские, когда ждем
гостей, за неделю готовимся к встрече. И мы решили - нет так нет, переживем. Вот такая бла у нас
встреч через 50 лет разлуки.
50 лет... Как много ля человеческой жизни. (После смерти жены он жл один. Ему уже 84 года.
О НЕМ. Да, ему уже 84 года. Я не помню, чтобы я когда-нибудь разговаривала с человеком
такого возраста, да еще с таким, которого я знала от пяток до макушки головы. Я чувствовала, что
все мое нутро протестует, но и он не умел это скрыть. Я старалась не затрагивать этот вопрос, но
ему (я чувствовала) очень хотелось поговорить об этом.
При Вере (она один месяц была)мыговорили о делах, о насущных вопросах, не касаясь наших
отношений. Он вел себя сдержанно, интересовался ее делами, ее семьей, я его понимала, он хотел
пообщаться с дочерью, а я ведь еще после нее останусьна 2 месяца.
Первые сутки у него: Вера улеглась спать. Мы остались вдвоем, снчала долго молчали, первый
заговорил он. "Ты можешь мне поверить, что в моей жизни не было ни одного дня, чтобы я о вас не
думал". Я ему немножечко подыграла, сказав, что это я тебя все время вызывала на разговоры.
Пока была с нами Вера, мы себя вели очень сдержанно. Даже она как-то спросила его:"Я
чувствую, что ты больше ждал меня, чем маму".
Прошел месяц... Проводили Веру. Когда вернулись домой, у меня было такое чувство, будто мы
не расставались. Он меня видит такой, какая я была 50 лет назад. Вот так мы (хоть мысленно)
продлили свою молодость.
Прожила я у него еще два месяца. Он очень огорчился, что снова остается один. Но... что
поделаешь?
На следующий год я снова к нему поехала (тоже на 3 м-ца). Вот так мы украсили свою
старость. Но от твердо решил вернуться в Россию. Он уже (для начала) решил приехать в Россию, а
потом остаться здесь, но когда у него все было готово, даже билет куплен, вся Америка заговорила
о "перевороте" в России. Ельцин "захватил" власть. Никто не знал, чем все это закончится. Муж
пошел и сдал билет. Я его хорошо понимаю. Он много перенес "унижений" в России до войны. Его
сдуили по 58 статье (или 59 - я уже не помню), отсидел 5 лет ни-за-что. А все знали (даже в
Америке), что наших воинов (имевших судимость по 58 статье), вернувшись в Россию -
расстреливали. Никто не знал, как сейчас повернут "руль России. Если Ельцин будет пьяным - то
жди большую беду, т.ч. правильно он сделал, что отложил приезд.
Жизнь пошла своим чередом, но он нетерял надежды, что умирать будет на родине - но мечты
остались только мечтой...
Но другого не могло и быть. В его возрасте столько волноваться... это и молодому не-под-
силу. Но что поделаешь, жизнь есть жизнь, она потихонечку делает свои дела в суьбе каждого
человека. И, к сожалению, никто не может предвидеть будущее (а может, это и хорошо). Мы
"открыватели", не знаем, с чем столкнемся (жизнь всегда нас проверяет, как мы подготовлены к
любой неудаче, как сможем выйти (можно сказать выбраться) из любой ситуации. Одни выходят легко,
другие - падают и гибнут... Ничего не поделаешь, как говорится. (Что-то я много философствую.)
После всей этой суеты он прожил мало (всего полтора года). Хоронить мы не ездили. Вот так
закончилась наша "семейная жизнь".
Я сейчас живу в Ленинграде одна (т.е. отдельно от Веры). Вера уже на пенсии, Настенька -
ее дочка - учится в Университете (г.Москва). В данный момент на стажировке в Южной Корее (ей уже
22 года). Не замужем. Эдуард (муж Веры) уже на пенсии, занимается огородничеством и имеет пчел.
Живет в селе. Вера тоже уже на пенсии, но приходится иногда подрабатывать на старой работе.
Вот вся история моей семьи.

Часть 7 -V

      После разговора с Борисом звоню Вере. Прошу ее сесть и внимательно меня выслушать. Она раздраженно отнекивается. Когда я сказала, что нашелся  наш папа, она сказала:"Подожди, я сяду", Я, конечно, рассказывала ей все, что рассказал мне Борис, но слезы не давали мне говорить. Вера тоже плачет на другом конце провода. На второй день он (муж) опять позвонил мне и попросил Веру приехать к нему. Я спросила его, а не хочет ли он меня увидеть. Он был очень удивлен, что я еще могу решиться на такое путешествие.

     Через месяц мы с Верой были у него. Но что меня больше всего поразило, когда мы уже в аэропорту ждали его (он должен был приехать за нами в аэропорт)... Сидим ждем... быстро подходит к нам молодая женщина и спрашивает нас: "Вы Оношки? Я за вами". Я спросила, а где Г.А. Она ответила, что он, очевидно, спит в машине. У меня так и екнуло сердце (значит, он такой уже слабый, что не мог выйти из машины и дойти до нас). Подходим мы к машине, Люба кричит (Люба - жена его приемного сына):"Батько, мы "прышлы"". Он выходит из машины... маленький, сгорбленный, у меня сердце екнуло... Очень спокойно поздоровались, потом он обратился к Вере ... и удивился, что она такая маленькая ростом.

Часть 7 - IV

  Проработав 2 года в этой школе, у меня исполнилось 25 лет рабочего стажа, но документов на руках не было из Бесленея и Пятигорска. Я поехала в Черкесск. Остановилась у своей хозяйки 1 квартиры в этом городе. Дарья Ивановна радушно меня приняла... При разговоре она мне говорит: "Твой-то тебя разыскивает..." И достает письмо 2-х годичной давности. И говорила она об этом так спокойно, как о каком-то незначительном факте. Ох, если б она только понять могла, что у меня внутри творилось. Я почувствовала какое-то оцепенение, потом боль в груди... я стала задыхаться... Она не могла понять, что со мной происходит. И говорит:"Я не думала, что из-за такой бумажки Ты можешь так расстроиться..." Конечно... для нее и для других - это бумажка, а для нас  - это четверть века жизни и постоянно: что, где, когда, почему, зачем, как долго... и т.д., и т.п.
     Вот таким образом я узнала, что он жив - и это уже хорошо.
     Вот теперь у меня в голове пошла настоящая "кутерьма". Что делать, как на все это реагировать. Я сразу подумала, не помешает ли все это  Вере закончить учебу (она была уже на 5 курсе Университета).
     Первое время (около года) я писала ему письма от имени О.В. (на ее адрес). Г.Черкесск.
     Когда я училась в институте, подружилась с одной студенткой (Женя Новикова). Она работала в органах КГБ. Я осмелела и обо всем рассказала ей. Она мне посоветовала обратиться в один из отделов КГБ, который занимается этим вопросом. Я так и сделала. Со мной разговаривал майор этого отдела. Результатом этого разговора я осталась довольна. Он меня заверил, что могу писать письма ему. Это законом не преследуется. Тогда я стала писать из Харькова, не говоря ему, где и кем я работаю. О Вере пока не писала. Он все допытывался, не вышла ли она замуж. Но я его хорошо понимаю. Он больше всего хотел знать о дочери, ведь прошло 25 лет. (Все эти годы я считала его погибшим.) Разыскивать он меня начал с 19/v 63 г. (это его данные). После всех переписок его с О.В. я от него получила 1 письмо. Так и началась переписка  в феврале 68 года, которая длилась недолго. Восстала его "половина". (Но на ее месте каждая  так бы повела.) Но этот разрыв я очень болезненно пережила. Я сама себе старалась доказать, что так и должно было бы закончиться, но... с этим не хотелось согласиться. Получила я его письмо, в котором он меня просит писать только о Вере, о себе -  ничего - "его это не интересует". В этот день я должна была на депутатской группе докладывать о работе школ района. Иду к трибуне, а сама подумала:"Как бы я хотела, чтобы сейчас был в зале... как бы ты за меня порадовался бы, что я достигла такого положения в обществе"... Шла домой и все время думала о Нем.
     Ему там тоже, далеко от родины, муторно на душе, но... ни-че-го нельзя сделать. Вернуться он не мог (до войны был сужден по 58 статье). Решили так доживать свой век, думая друг о друге. Но...... оказывается, мы глубоко ошибались... Прошло еще четверть века (видите, какие мы щедрые - все измеряем четвертушками ВЕКА). Он в Америке познакомился с одним украинцем, который гостил у своей сестры (Борис Андрущенко). Муж с ним договорился, чтобы он в СССР разыскал меня или Веру.
     Борис начал розыски с ДВК, Украины. На это потратил около трех лет. Наконец-то меня нашел. И вот опять через 25 лет я могла услышать голос своего мужа. Он (муж) позвонил мне... Я долго не могла вымолвить ни слова. (Между нами былобольшое расстояние, и мне казалось, что я разговариваю с потусторонним миром.

Часть 7- III

 Когда мне все это рассказали, я села и уехала в Ленинград к Вере. (Предварительно ключи и все, что положено, передала секретарю.) 

     (Я ушла вперед. Возвращаюсь к школе, вернее к тому времени.) 1962 год. Школа на полном ходу. Полностью укомплектована учителями (хорошими и не совсем). Все шло хорошо, даже лучше, чем я ожидала. 
 
     А сейчас о себе. Переехав в школу, мне казалось, что я снова родилась, я чувствовала какую-то необъяснимую легкость. Исчезла тяжесть, которую я носила много лет. Я стала чувствовать, что я женщина, меня стали мужчины замечать.
 
     Нашу школу строил коллектив под руководством Михаила Должанского. Он примерно моих лет. Мы вместе  (около года) работали в школе до ее открытия. И незаметно привыкли друг к другу, того не замечая. А когда я школу приняла (т.е. он мне ее сдал по акту), мы должны были распрощаться, но он всегда находил причину, чтобы лишний раз заглянуть к нам. К этому привык и он и я. Т.ч. ниточку связи мы не обрывали. Как-то вечером он приехал с отцом (чтоб познакомить нас). Отцу его я понравилась. Тогда он заговорил о нашем отношении.
 
      В то время М. был в разводе со своей женой уже 5 лет. Сын его заканчивал школу. Я даже не знаю, чем бы все закончилось, но произошло что-то страшное. Он собрался (за 5 лет) съездить отдохнуть. Мы не договаривались, что он будет мне писать, поэтому я ничего от него не ждала. Долго не было о нем ничего. Но как-то в школу зашел его начальник и в разговоре со мной сказал такую фразу: "Ну как школа... Стоит?" Я отвечаю: "Как видите". А он отвечает: "Это хорошая память о Мише"... И он рассказал мне, что М. поехал в Сочи отдыхать, прожил там 5-6 дн. и на пляже умер. Меня это потрясло, он был такой крепыш...
 
     А еще был у меня ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ знакомый. Когда мы с ним познакомились, он был зам. директора проектного института. Я тогда еще работала в 131 школе. Во время выборов городского начальства он (Сапунов - это его фамилия) баллотировался по тому округу, который я вела. После выборов я вручила ему "мандат" и больше его не встречала.
 
     Прошло много времени - снова выборы и он снова в списке избираемых, но уже по ругому округу , который он проходил в другом районе (в нашей школе). Он приходил часто, заходил ко мне в кабине, подолгу разговаривал - он был интересный собеседник. Рассказал о своей семье, которую оень любит, и жену и 2-х сыновей-близняшек. И вот так у нас завязалась какая-то непонятная дружба. После выборов он мне стал звонить КАЖДОЕ утро. А разговор был такой: "доброе утро... желаю здоровья и успеха в работе... до завтра", и так каждый день в 8 ч.утра. И это длилось около 2-х лет. Я уже привыкла к этому, мне казалось.... без его поздравления и дня не будет.
 
     Вдруг он звонит и просит разрешение приехать ко мне. Я сказала, что я его жду в школе. Он приехал и начал свой разговор с такой фразы: "Об этом еще никто не знает. Меня "забирают" в Киев". (На какую-то высокую должность.) Я его поздравила, но почему-то у меня сердце екнуло. Это была последняя наша встреча... пожали друг другу руки и... навсегда.
 
     Когда я сидела одна в кабинете (а был вечер) долго сидела и анализировала все происходящее... Сделала вывод - все пустые разговоры по телефону, дружеские встречи заполняли пустоту в моей жизни, которая, очевидно, есть у каждого одинокого человека. Но...
 
     Жизнь шла своим чередом. Школа обрастала, крепла. Оформились коллективы учащихся, учителей. Я ко всем внимательно присматривалась. После 1-го года работы школы пришлось некоторых работников заменить, некоторых взять под контроль. И так постепенно входили в рабочее русло. Все шло хорошо, но у меня не было ни душевного, ни физического покоя. Оказывается, при школе жить очень хлопотно, можно сказать, ты на работе круглые сутки. Моя квартира расположена рядом с входной дверью в школу. Молоко для уч-ся завозили ночью (часов в 3-4 утра) - кольцевой завоз. Грузчики всегда сгружают молоко с такими многословными выражениями, что до утра уже не уснуть. В 8 утра уже сторож открывает школу. Приходят дежурные учителя, все оживает. Я тоже готова, и так круглый год. Я уже говорила, что при школе было около 3 га земли. Ее нужно было обработать и засеять культурными растениями. Т.ч. здесь тоже нужно выдержать все сроки. Работы хватало. Иногда всю ночь занята тем, что разрабатывала планы на все виды работы.

Часть 7 - II

 Зав.  района работала М.А. Добродомомва, она тоже ушлал на отдых. На ее место пришел Фролов из Облроно. Однажды он меня срочно вызывает в Гороно и таким начальствующим голосом заявляет, , что для его жены нужна путевка в "Трусковцы". Я сказала, что  унас люди по3-5 лет ждут эти путевки. А Ваша жена на очереди? Он с возмущением -- о какой очереди Вы говорите?...
Этот вопрос я "поставила" на совещание нашего "совета" (9 ел.). Посмотрели все заявления (от 1 г. до 3 лет) и решили ее поставить на очередь. До этого я проработала лна этой должности 3 года. Подводят итоги работ профорганизации за последние 2 года. Наш район занял I место. В итоге - большие премии. Говорили, что мне готовиили большое "вознаграждение", но Фролов пошел и доказал, что я не работала, а только мешала. Зав. района -- это большая "шишка" - к нему прислушались. Вручение наград другим -- провел Фролов без меня (всем объявив, что яочень больна).

Часть 7 - I

      Риск - благородное дело. Да, я рискую. Со мной уже говорили о том, чтобы я согласилась принять 22 школу. Если бы она уже была "на ногах"  - это одно дело, а принять не школу, а большущий пустой ящик, который нужно заполнить вещами и людьми и назвать его школой. Но... у меня выбора не было. Остаться в комнатушке с 14 кв.м., да еще с хозяином, который никогда не бывает в трезвом состоянии, т. ч. думай, Евдокия Ивановна, ты, я знаю, привыкла преодолевать трудности, так что думай, решай по-умному.
     С этим рассуждением я пришла домой. Михаила как всегда дома не было. Хотя он был в отпуске. Села, вздохнула... и почувствовала такую душевную пустоту (что себя стало жалко).
     И все задавала вопрос, что меня ждет?  Как все пойдет в новой школе (мне в ГОРОНО уже сказали, что готовят приказ о моем назначении в 22 школу), но пока нужно думать, как "заселить" эту трехэтажную коробку, в которой пока ни одной вещи нет.
     Сидела долго без света, потом пришел М. и первый вопрос: почему так поздно пришла? Это был заученный вопрос, и ответа не требовалось.
     Я пошла на общую кухню, он в это время заглянул в мою сумку (имел такую привычку) и был удивлен, прочтя мое временное удостоверение директора школы. Там было написано: "Оформлена исполняющей обязанности директора 22 школы..." Он был очень возмущен, что при такой нагрузке - я домой буду возвращаться очень поздно. Я ему спокойно ответила: "Будешь жить без домработницы". На второй день отдыхать (в отпуск). Вот так я освободилась от своего "спутника жизни". Без него переехала в школьную квартиру. Тут жизнь "забила ключом". Нужно завести всю мебель и расставить по классам, а сотрудников - ни одного. Только 20 августа разрешили оформить на работу завхоза и сторожа, а то я одна "орудовала", правда, подключила несколько родителей будущих учеников. 
     1 сентября (была суббота) все было готово, только паркет в коридорах нужно было натереть (хотелось показать, что школа блестит). Нам разрешили уч-ся встретиться только во дворе, а занятия с понедельника.
 
 
     "Рубильник включен"
 
      Со 2-го сентября 1962 г. начала работать 22 школа города Харькова.
      Проработала в ней 9 лет. Ушла на пенсию в 55 лет. На это меня подтолкнул один случай. В школе, где был директором Яковлев, девочка в 6-м классе родила ребенка от родного брата. Директор за это получил строгий выговор. Я была страшно возмущена и решила - надо уходить, пока все идет хорошо, да и отдохнуть уже пора. Я никогда нигде не отдыхала - устала страшно. Когда я принесла заявление об уходе - Свидан его разорвал и сказал, что ни-за-что его не подпишет и больше так не шути. Я сейчас не помню, по-моему, только третье или четвертое подписал.
      Но только такой, как я, долго не дадут отдохнуть. Осенью этого (70-го года) меня выбрали председателем профсоюза школы Джерзинского района.(Должность не оплачивалась.) Проработала там три года. Но опять случай заставил меня уйти. 

Продолжение


Итак, чтобы  как-то восстановить утерянный кусок, 6-ую часть бабушкиных воспоминаний я обратилась к маме. В этом посте -- ее часть. В следующих постах я начну  выкладывать последнюю, седьмую.

---------------------------------

Я  родилась в конце октября 1941 года. В Черкесске, на Сев. Кавказе

Мои первые впечатления от раннего детства (до пятилетнего возраста):

- мама держит  меня на  руках, много народу вокруг, все спускаются по лестнице к какой-то площади,  украшенной цветами,  меня берут на руки другие люди, а я боюсь, что мама меня потеряет…

-   много красных цветов за окнами поезда, в котором едем,  а когда поезд останавливается -  цветов никаких нет…

- я на  руках у мамы, какая-то тётя в белом халате, полки с БУХАНКАМИ черного хлеба и  чудесный запах хлеба в этой большой комнате…

-  мама со мной в гостях у каких-то людей дома и они дают мне поесть кусочек чего-то ранее  невиданного,  чего-то бесконечно  вкусного … Мягкого… Что это? (только потом, со временем, я узнала: это – мясная котлета…)

- всегда везде много солнца, зелени и ТЕПЛА…

- я на  тёплой    траве  между рельсов трамвая (в  красных  шароварчиках: именно они и спасли мне  жизнь!) перебираю  цветы…

- я знаю, что мой папа на войне с немцами. Хожу с другими детьми  на станцию встречать  своего папу…

И однажды я ЕГО нашла. Я сама его спросила там , на вокзале: « Это ты мой папа?». У него были чёрные  блестящие ботинки, Он был в  военной форме.

Он сказал: «Да, это я  твой папа. Пойдём домой к твоей маме».

 

Так я привела  своей маме её второго мужа, полагая , что он – мой папа.

Это было  в Пятигорске,  летом 45 года.

 После объявления  о победе мои сны стали  спокойными. У меня, наконец,  появился папа.

 

О том, что  он  мне папа не родной, я узнала  потом ,   когда мы переехали жить на Дальний Восток, откуда родом  была  моя мама.  Она  стала работать  учительницей, «папа»  - не знаю,  кем, но  он ходил всегда в военной  форме.  Я   детсадик не посещала (может, его  там и не  было?!), мы  жили в военном городке. Все друг друга  знали…

Когда к маме приходили  её сёстры, я обычно  слушала из  разговоры… Из этих разговоров я и узнала, что  мой настоящий папа  погиб на  фронте, а этот  - НЕНАСТОЯЩИЙ…

В 1949 году мы переехали  жить в Харьков,  к старенькому отцу моего отчима.В коммунальной квртире у нас было  «полторы» комнаты: одна – метров 12, а  ая -  метра 4. Все мы спали в большой комнате, так как в прихожей стояла печка (занимая бесценное пространство), стол и маленький   посудный шкаф,Ну, а раскладушку уже не поставишь.

Так мы прожили 12 лет. После  чего я уехала в Ленинград,   поступив в Университет, Дедушка женился (ОФИЦИАЛЬНО! Ему было за 70, а ей, Марье Иванне, 65. Он переехал к ней.) Только  будучи взрослой я узнала, что моя мама прожила  с моим отчимом  в так называемом «гражданском браке», то есть без  регистрации.

В той коммунальной квартире две соседки приняли мою маму без распростёртых объятий: старше своего «мужа» на 9 лет (а они моего отчима знали с самого рождения»), да  ещё с ребёнком, да ещё «учёная», да ещё чистюля – видите ли, завела  новые порядки  -  не только мыть полы в местах общего  пользования а ещё и, представьте себе» -  две деревянные   лестницы на второй этаж… Я это делала  с радостью: радость была в том, что я могу ей помочь! И ещё в том, что  мыть  в наклон  полы , значит, гарантировать  себе тонкий стан. Представьте,  так оно и было!  (До сегодняшнего дня я ОБОЖАЮ  мыть полы…)

В самой семье, как я теперь понимаю ,  моей маме не  досталось много  счастья : мой отчим попивал. Активно. Скандалов  при мне  между нею и отчимом  никогда не было,  но порой  мама вдруг «срочно»  меня отправляла с каким-нибудь поручением   приятным  мне  людям (только-только появились первые телевизоры!) или    в кино, если  позволяло   время.

Я помню маму всегда   учащейся:

То пединститут (вечерний)

То школа марксизма-ленинизма(вечерние)

То курсы повышения  квалификации (уж не помню, как это именовалось…)

И ВЕ-Е-ЕЧНАЯ ПРОВЕРКА ТЕТРАДЕЙ!

(Когда я подросла, из желания хоть как-нибудь ей помочь с проверкой домашних заданий, я  тоже  стала их проверять. В итоге – любовь  к русскому языку. Из ненависти к стопкам тетрадей  родилась любовь).

Сначала она вела русский язык  в профтехучилище. Потом перешла в школу, где со временем она стала завучем.

Когда я уехала в Ленинград, ей предложили место директора в новой школе, она согласилась и… наконец-то, оторвалась от мужа…

(Впоследствии она объясняла мне своё долготерпение  в жизни с пьющим  «мужем»  тем,  что  хотела, чтобы у меня был «отец».)

«Отцом» он был никаким, а вот дедушку я получила НАСТОЯЩЕГО!

 Ну вот.
Я вернулась из Петербурга. Не нашлись пока бабушкины 5-ая и 6-ая части. Еще есть небольшая надежда, что они найдутся, но совсем небольшая. И непонятно когда это может случиться.

Отсюда вопросы ко всем, кто читает этот блог:
что лучше?

а) рассказать своими словами что было дальше (это займет несколько абзацев, ибо мои воспоминания о том, что мне рассказывала бабушка в детсве смешаны, как в дурном сне). И начать выкладывать 7-ую часть.

б)просто начать выклвдывать седьмую часть, которая описывает события уже конца 60-х годов. И не заполнять белое пятно, пока не найдутся записи. Хотя, может, они и никогда не найдутся.

Как вы считаете?
 P.s. у меня была безумная мысль попробовать повторить бабушкин стиль икоротко описать пропущенный период, но она сама собой свернулась и исчезла :)