?

Log in

Теперь пока выкладывание переносится на октябрь, ибо я как раз поеду в Петербург и мы будем искать недостающие части. 







Техническое

Закончились четыре главы бабушкиных воспоминаний. Всего их семь. Седьмая у меня есть. А вот пятой и шестой нету. 
Они где-то у мамы дома лежат...
Мама (я знаю, что ты это читаешь :)! Найди их пожалуйста! Мы все хотим знать, что же было дальше!

А пока -- перерыв. Надеюсь, что небольшой :)

Свобода... Какая ты? (3)

Прошло 8 лет свободы. Что можно сказать? Счастья в быту мы не ощутили, только если чуть-чуть получше, чем там. Зато там мы были все равны, никто копался в воем прошлом, здесь же при удобном случае напоминают. Но зато я потихонечку тянлась: закончила техникум, 2х годичный учительский институт, что дало возможность учиться дальше.
------------------------------------------------------------------------


Фотография дадтирована 37 годом. Судя по всему бабушка тут либо беременна Галочкой, либо уже родила.





39 год. ОТсюда фотография на юзерпике. Слева направо: дедушка (Оношко Георгий Алексеевич), бабушка (Евдокия Ивановна Оношко) и не знаю кто еще.



40 год. С кем это бабушка -- не знаю.

Свобода... Какая ты? (2)

Я долго не могла прийти в себя. Но потом вижу, что надо чем-то отвлечься. В это время в городе открывался учительский (2-х годичный) институт. Для меня это было хорошо. Принимали без экзаменов, тольок по документам. М ы с мужем очень обрадовались,Ю что я могу отвлечься. (подчеркиваю, учиться 2 года). Но что это за годы? 

В 1941 году я сдаю Госэкзамен (беременна на 6-м месяце).

Воскресенье. работали 3 чел. (т.е. занимались). Последний экзамен. Занимались на квартире Веры Золотаревской. У нее мужбыл военным. На квартиру пришел солдатик за мужем Веры, но его не было дома. Через час снова пришли за ним. Вера тогда спросила,  что случилось? Ведь сегодня выходной день. Солдат сказал: "А вы включите радио" КОгда включили -- мы замерли. У меня на первое место стал эгоизм -- что с моим ребенком будет. А что со взрослыи ребятами будет я подумала позже.

Я немножечко отступлю: в довоенное время.
Месяцев за 5-6 до объявления войны, нам все-ьакт удалось выбраться из "курятника". Получилось так: как-то одна наша студентка (которая занималась в одной бригаде со мной и Верой З.) не была на лекции. Попросила у меня конспекты за этот день. Когда она пришла ко мне... Она даже заикаться стала... А пришла в себя -- сказала: "Я вам квартиру сделаю!" И оказалось, что она -- человек слова. 

В г. Черкесске в Союзном переулке есть двор, обнесенный высоким забором. Во дворе стоит дом, который состоит из 12 комнат и залов. (именно комнат, а не клетушек). В нем жил (с семьей) начальник КГБ области по фамилии Гоголь. И в этом же дворе был домик -- очевидно для прислуги. Этот домик был разделен  как бы на две половины.ю Выход был с одной стороны и с другой. Одна половина срсиряла из 3-х комнат, вторая половина - комната и маленькая кухня. Вот в маленькой комнате жила сестра моей знакомой, которая на днях переезжает в  бОльшую. Моя соученица предложила такой вариант "захвата квартиры". Вечером перенести ручной  багаж. На второй день ее сестра с семьей выезжает. А мы ервое время меньше показываемся и никому не открываем дверь. Муж долго не согашался на такой поступок, но одно обстоятельство его подтолкнуло. Он давно подал заявление на получение кв., нно все говорили, что нет возможности. Когда "выпала" эта квартира, мужпошел и сказал, что "есть, мол квартира, только дайте разрешение". Ему ответили: "Вы что, забыли,  откуда прибыли?!". А вообще "надо сказать", что первое время все так смотрели на нас, считали, считали, что ни за что не посадят.
Это сейчас можно в кое чем разобраться (я имею ввиду 58 ст.) А тогда на нас смотрели как на прокаженных. 
Но к нашему удивлению нас никто не беспокоил, а позже оформили документы.
Вот так мы получили квартиру. Купили необходимые вещи, посуду, нормальную кровать (даже маленький ковер 2 на 1,5 м).

Свобода... Какая ты? (1)

Я уже говорила, мы выбрали для жительства С.-Кавказ. Острановились в г. Черкесске. Вещей было... (один чемодан) и годовалая дочь. 



Первым делом нужно было найи квартиру, но, оказалось, не так было это просто. Я   с ребенком сидела в гостинице при вокзале, а муж ходил в город. Квартиры были, но с ребенком никто не хотел сдавать. Муж пошел на обман (тут можно вспомнить один анекдот): "Одн асемья с 3-мя детьми искала квартиру, никто не сдавал им. Они пошли на хитрость. Нашли подходящую квартиру и сказали, тчо детей у  них нет. Договорились, дали задаток. Приезжают, а на повозке сидят 3 малыша. Хозяйка квартиры с возмущением восклицает: "Вы же говорили, что нет детей?!" А квартиросъемщик отвечает: "Это не дети, это -- чертенята". Почти такая же история произошла и с нами. Но хозяйка согласилась (и мы ее не разочаровали). Квартира -- сильно сказано. Домик из двух маленьких комнатушек (первую даже нельзяназвать комнатой -- это небольшая неудобная кухня, а комната -- 16 кв метров -- наша). Семья хозяев -- 5 человек.

Дети еще маленькие, работник один, т.е. понятно, почему они должны сдавать комнату. (Мы прожили у них около двух лет). 

На второй день муж мой Георгий пошел договариваться о роботе. Черкесская область в то время была автономной, а в Ростове Г. Сказали, что нужен агроном для области. Начальник лагеря дал ему превосходную характеристику. Через неделю Г. оформили на работу (здесь нам здорово повезло). Через пару дней я пошла в техникум устраиваться на III курс. (А я уже говорила,  то в 32 г. окончила II курса педтехникума в г. Благовещ.). Меня приняли, (а с Галочкой согласилась хозяйка няньчиться). Для нее это был хороший доход. У нее (у хозяйки) была корова и поросенок (но семья 5 чел.) Т.ч. много мы присматривались друг к другу и жили мирно, даже, можно сказать, дружно.  Муж ее (хоязйки, Дарьи Ивановны) работал грузчиком, а дети ходили в школу. Старшая дочь -- Нина, ходила в 7 кл., а мальчики во 2-й и 4-й. Вскоре в дорожной катастроые погиб хозяин. Д.И.. тяжело перенесла утрату, но жить-то надо.  Дети ее подрастали. Нина стала уже девушкой и с маоьчиками на печке спать было неубодно. Д.И. предложила нам искать квартиру. Я уже закончила III курс техникума. (на руках у меня среднее обрахование)... А моя цель... Изестная --- институт.

Опять хождение по мукам. У нас уже появились знакомые (даже друзья). При помощи их стали искать квартиру. Но как узнают, что есть ребенок, (четвертый год -- это самый шкодливый возраст) отказывают. Искали долго. Подключилась Д.И. -- и ни-че-го.

Соседи предложили свой флигель -- ничего не оставалось, как согласиться. Но была новая "Загвоздка". У нас из мебели ничго не было, даже табуретки. Но мы согласились. Свое новое "убежище" я называла курятником. Это "сооружение" выглядело как большая копна сена. Было одно окошечко и очень высоко. Площадь около 8 кв. м. Пол земляной. (мыть нельзя, подметать -- мнрого пыли), отопления ни-ка-ко-го. Обед готовили на керосинке. Вместо кровати купили только матрас. Для Галочки муж в углу соорудил гнездышко. Через год... ребенка похоронили.
Оношко разрешили занять маленький домик, а мне начальник колонии дал письменное разрешение жить с ним, при этом пошутил, что, мол, он не священник. Через три месяца освободился и Оношко. Мы подумали, куда бы нам ехать без денег. Да еще к тому же, начальник уговаривала его поработать хотя бы еще год. Нас это устраивало. Год прошел. Я была уже беременна, пришлось пордлить наше пребывание в колонии. Для нас это был выход, так как у нас еще ничего не было, даже постели. А тут вскоре родилась малышка. Когда Галочке, нашей первой дочке,был годик, м ырешили идти в ольшую жизнь. Выбор места жительства для нас был ограничен. Мы выбрали Северный Кавказ, г. Черкесск.

После техникума я планировала "сеять доброе, вечное". Но так ничего и не согла посеять, не говоря уж о вечном.

P.C. /бабушка, видимо имела ввиду P.S., но текст набирался на печтаной машинке с кириллицей - прим. внучки/ 
Последнее время в заключении жизнь меня не особенно тяготила, хотя жила в том же бараке, спала на "третьем" этаже, где можно было задохнуться, ела тюремную похлебку, которую домашнеяя собака и не понюхала бы. Но я считала, что все хорошо и люди стали добрее. И еще. Познакомившись  с ОНошко, хорошо узнав его, я поставила преед собой цель, дотянуться до его кровня, т.е. обязательно учиться дальше.
Я познала ннастоящую любовь, которая помогла нам пережить все невзгоды судьбы того времени. И эта любовь осталась у нас на всю жизнь. Она помогла нам через полвека встретиться снова,  чтоб попращаться уже навсегда.

Его уже нет 6 лет. А мне сегодня исполнилось 85 лет. И я мысленно пересылаю ему такие слова: "Георгий, милый мой, мы скоро будем вместе, но встреч не жди, не будет их -- дороги нет в том царстве". 
Был такой интересный случай. Я уже говорила, что на вечеринки в клуб не ходила. Готовился самодеятельный спектакль, и там нужна была девушка, которая сыграла бы роль учительницы. Пьеса называлась "Чужой ребенок". Автора не помню. Начали меня уговаривать на эту роль. Друзьям я не могла отказать. Содержание пьесы: жизнь богатой семьи. Готовили спектакль долго. Первый раз его показали на центральной усадьбе, а потом  стали приглашать на другие участки. В одно из воскресений мы решили всей "труппой" поехать на II участок. Мои друзья в спеутакле не участвовали, поэтому поехал только Оношко. Я была в костюме дворянской девушки. Спектакль закончился поздно, в 23 часа. Оношко предложил мне ехать на центральную усадьбу верхом  на лошади. Я согласилась. Он привел мне оседланную лошадь и сказал, чтобы я ехала тихонько, а он меня догонит на другой лошади. Но мы оба забыли, что от II участка шли три дороги. Я не спросила по какой ехать и наугад поехала оп второй. Ехала тихо, но громко пела песни. А его все не было. Доезжаю до контроля, меня останавлвают и ничего не могут понять. Кто я и откуда /а я поехала в костюме дворянской девушки/. Кричат: "Мы задержали какую-то пртичку!" Выходит целый наряд, повели меня к начальнику охраны. Когда я рассказала кто я и откуда еду они стали выяснять по телефону, но дежурный не знал, что мы были на втором участке. Стали выяснять у коменданта. Выясняли часа два... Оношко поехал другой дорогой. Рысью доехал до центрально1, узнал у конюха, что никто лошадь не приводил, тогда поехал моей дорогой. Там его все знали   и не задержали, он проехал мимо, а спросить не догадался. Когда приехал на второй участок, там уже все было закрыто и все спали. Он обошел все женские бараки, но меня нигде не было. позже он рассказывал, что чуть с ума не сошел. Вернулся опять на центральную усадьбу. Поднял своих ребят. Оседлали они лошадей и решили ехать двумя дорогами. Одни были уже в седле, другие готовились сесть, как вдуг являюсь я... Реакция была удивительная: одни смеялись, другие плевались, третьи бросились обнимать. А Оношко замер.Он,, бедняга, так пережил, что она реакцию у него сил не хватило. Освободили млошадей  от седдел, сдаи их конюхам и пошли ребята к себе домой, а Оношко еще нужно было проводить меня до нашего барака. Сначала шли молча. Я боялась заговорить, потому как не знала еще его характера, не знала, чего ждать от него, и прекрасно понимала, что он пережил. Когда подошли к бараку, я поцеловала его в щеку и попросила прощения. Он меня обнял, и я впервые разрешила ему себя поцеловать. А  на второй день он мне сказал: "я ДО СИХ ПОР ЖАЛЕЮ, ЧТО МЫ НЕ ВМЕСТЕ ЕХАЛИ. нО ЗНАЮ  ДРУГОЕ: КАК ДОРОГО СТОИТ ПОЦЕЛУЙ!.

По этому поводу ребята частенько подшучивали над ним, а он терпеливо их выслушивал. Они тоже все, кроме Давида, были немного в вменя влюблены. 

Близился конец нашего заключения, мне за работу в архиве сняли больше трех месяцев срока. Я  освободилась первая... Мы уже жоговорились -- кто освободится первым будет ждать.
Остановлюсь подробнее на каждом из обитателей домика номер 10. Оношко -- любимец всей  женской половины. Я думаю, им больше всего нравилось видеть его в седле да еще на красивой лошади. К тому же он был хорош собой. Мне же он понравился своей устремленностью. Я  уже упоминала, что он учился на втором курсеаспирантуры в свои 25 елт. Кстати, в то время мало кто  тянулся  к знаниям. Второе-- у него в любое время можно было взять что-то почитиать. И вообще, он был очень интересный собеседник. К нему тянулись и мололдые ребята. А причиной тому была... лагорифмическая линейка. Для них это было чудом науки. КОгда он на их глазаъ перемножил два пятизначных числа в несколько секунд, они не поверили. Но когда убедились в правильности ответа, восторнам их не было конца. Позже он росто стал их "учителем".


Сам Оношко из Украины. Родители его -- крестьяне. Семья была большая, в которой он был последним ребенком. ОТец решил выучить сына  на агронома. Сначала его определили в церковно-приходскую школу /там же он  и  музыкой занимался/. Школа находилась в семи километрах от села. Этот путь ему нужно было преодолевать ежедневно туда и обратно. Затем учеба в Киеве, где он впоследствии закончил сельскохозйственную академию. В аспирантуру он поступил в Ленинграде и учился там до 1932 года.

Не могу сказать, что я влюбилась в него с первого взгляда. Я по крупице выискивала у него что-то хорошее, невольно сравнивая с Шуриком, который был для меня кумиром детства и юношества. Да, я забыла сказать, что еще когда я была в  тюрьме в Благовещенске, приходили ко мне девочки-студентки с нашего курса и рассказали, что Шурик вечерами занимался на курсах пилотов. На учениях самолет разбился , и он погиб, вместе с ним было еще три человека. Так что моего кумира уже не было.

К Оношко я еще вернусь. А сейчас о его товрищах. Давид Краковский  -- инженер-механик. В его ведении была вся совхозная техника. Женат. К нему часто приезжала жена их Благовещенска. Наш лагерь был расположен между Благовещенском и Белогорском, а железная дорога пересекала территорию нашего лагеря. Давид не вышел ростом, зато был очень умным. Ребята часто шутили по этому поводу, мол Бог много старался над оловой, а на рост не хватило материала . Остроумный, юбил шутить, сочинял стихи. Но главное -- был хорошим, надежным товарищем.

Яша Солонинкин -- 26 лет. Экономисто с высшим образованием. Тихий, сдержанный в любой ситуации. Была  унего девушка Валя. По окончании срока они поженились.

Гриша Биш. Холост. Работал хозяйственником. По натуре тоже тихий, спокойный, лишнего не скажет. К женскому полу относился безразлично, но ребят не осуждал.

Позже к этим ребятам подселили Аркадия. Очень красивый парень. Старше их всех года на два. Работал механиком. С девушками сходился трудно, но менял их часто и ни в кого не влюблялся. Но как  товарищ был хорошим.

 С этой "командой" я познакомилась через Оношко. Они были моими друзьями и защитниками. С Оношко мы присматривались друг к другу, пока я не влюбилась.

Когда я лежала в больнице, он /Оношко - прим. внучки/  как-то подошел к окну и спросил, как я себя чувствую и что мне принести вкусненького.Я не долго думая ответила: "Красной икры". Он ушел. После этого долго не приходил. А потом появился с двумя бутербродами с красной икрой. Когда мы уже жили вметсе, он признался, тчо просил друга /вольнонаемног/ съездить в Благовещенск за икрой. Но поскольку  на банку денег не хватило, он купил в ресторане бутерброды.

Оношко Георгий Алексеевич, 1907 года рождения, осужден по 58 ст. на пять лет. До ареста закончил Сельско-хозяйственную академию и уже учился на втором курсе аспирантуры. Умный, начитанный человек с притягательной внешностью и прекрасным музыкальным голосом. Общение через окно превратилось в систему. Но особенно мы с ним подружились после больницы. И этому помог случай. Выписывая меня из больницы у врачей возник вопрос: на какую работу меня определить. Они понимали, что корзины таскать мне не под силу. Решили послать меня на молочную ферму. Там, дескать, стакан молока в день мне не помешает.

Но никто не мог знать, что меня подстерегает новая нееприятность.

Приехала я на ферму в хорошем гнастроении. Женщины-доярки были приветливы и внимвательны и тоже называли меня учительницей. Но отшутилась, сказав, что это я будлу у них ученицей. И еще, здесь жил врач-старичок.

Первым делом, он должен был осмотреть меня на предмет венерических заболеваний. Расспросив меня, он, глупый старик, вышел из кабинета и вовсеуслышание сообщил, что я еще девушка. Прошло пару дней и об 
той "новости" узнал весь лагерь. С этого и начались мои "мытарства". Мало того, что меня преследовали /я никуда не могла выйти одна/, посыпались редупреждения: кто-то поспорил на меня, кто-то устроил засаду. Были даже случаи, когда меня выигрывали в карты. Вот тогда я и обратилась к Оношко за защитой, пока эта кампания не затихнет.

У него были три друга -- Давид, Яша и Аркадий. Все они были с высшим образованием, работали начальниками отделов. И условия жизни у них были лучше. Жили они в отдельных домиках, по десять человек в каждом.

Георгий меня с ними познакомил. Они добились, чтобы меня перевели на центраольную усадьбу. На молочной ферме я проработала всвего сорок дней. В центральной усадьбе стал вопрос: какцю работу мне предложить. Предлагали и полы мыть, и в прачечной работать, в гладильне, на кухне  и т.д.

Поселили меня в трехъярусном бараке. И как всегда на третьем "этаже". Обитатели его -- женщины разного возраста. Я же, маленькая и худенькая не имела никакого права претендовать даже на второй "этаж". Друзья Оношко говорили ему, что меня можно в руке носить.

Правило лежания на нарах было такое: На втором и третьем "этажах" ложиться головой вовнутрь комнаты. В больницеЮ на ферму и в бараках этому правилу не подчинялись. И я об этом забыла. Улеглась поудобнее, головой к стенке, подажла ноги, укрылась с головой, в общем, превратилась в комочек. А ночью, каждые сутки -- проверка "по головам". Никак не сходился их счет на этот раз. подняли тревогу. Хорошо, что не включили радиорупор.ю Подняли на ноги еще одни отряд. Пришли в наш корпус, а я уже к тому ремени проснулась и повернулась головой как положено вовнутрь комнаты. КОгда меня увидели /решили, что я в отлучке была/ стаи требовать моей отправки в карцер. Утром разобрались и оставили меня в покое. На второй день после этого меня пригласил прораб /он был из вольнонаемных/. Это был мучина лет пятидесяти, спокойный, уравновешенный, внимательный к собеседнику. Спросил у меня, что я умею делать,  а сам внимательно рассматривает мою комплекцию, затем второй вопрос: "Это Вас нахывают учительницей? Почему?" Я сначала хотела отвтетить так, как всем отвечала. А потом решила, что за это могу и в карцер попасть. /я ведь не знала, что он за человек/. 

И я все ему рассказала: где училась, где работала,  а кличку мне "приклеили" бандиты из шайки Бортникова. Он был очень удивлен, тиак как об этой шайке был наслышан весь Дальний Восток. Он стал расспрашивать, как я с ними познакомилась...  Словом, я у него просидела минут сорок. За это время ему столько раз звонили, стучали, а он не отвечал. Потом спросил, за что я получила срок, когда я  рассказала как велось следствие, он был возмущен до предела. Поинтересовался, есть ли здесь у меня друзья или хорошие знакомые, я ответила, что пока нет. И я была очень удивлена его советом. Он сказал, что есть хорошие ребята, особенно домик номер десять. Именно в этом домике и жил Оношко сос своими друзьями. К тому времени мы с ним расстались, как хорошие знакоемы.

Позже этот вольнонаемный прораб не раз помогал мне:  несоклько раз вычеркивал из списков для отправки по этапу. И я всегда чувствовала его покровительство. Он предложил мне работу в конторе: подшить все дела. А их было навалом в комнате. Вот там я и проработала до конца срока. Все дела были разобраны, подшиты  в большие папки по годам. Сюда  приходили как на экскурсию, в мое хранилище.

Вот так просто решился мой вопрос о работе. И суета вокруг меня постепенно утихла. А за архив с меня сняли три месяца срока.

Проработала я в этом цехе 8 месяцев и была счастлива, когда узнала, что я в списке для этапа. Понятно, тчо не представляла, какие там бытовые условия, но знала, что работать там будем на полях, а значит дышать свежим воздухом 8-10 часов. Но а бараки... Они все одинаковые. А меня 18-летнюю всегда поднимали выше, т.е. на 2-й или 3-й "этаж".

Я местала сеять доброе вечное в высоком смысле этого слова... Но ничего, буду сеять на земле.

В июле был большой выезд в совхоз, точнее лагерь для заключенных. Это было большое  хозяйство. Сколько гектар -- н езнаю, но площади зерновых были очень большие. А еще огромные поля овощных культур, иолочная ферма, конный завод, парниковое хозяйство. И все это было разбито на пять участков. Я попала как раз на прополку овощей. работали без выходных по десять часов в день. Затем сбор урожая, засыпка в овощехранилище /для зимы/. Зимой -- переборка этих овощей... И так круглый год без отдыха. При переноске овощей быда установлена норма: Корзина наполняется до 40 кг, и мы /вдвоем/ должны переносить такой вес. Первый год я еще как-то держалась, а на второе лето у меня не хватило ни сил, ни терпения.  Просто сломилась душой. А было так. Я с одной женщиной носила картошку в корзинах. Было очень жарко. Кормили плохо. А жили мы в летних сараях, где  не было даже пола. На земле лежали доски в воде, а на них кирпичи. Во время дождя вода текла по стенам. И вот, представьте себе, после жары, мы шли в этот сарай. Естественно, что многие болели. Как-то  утром поднявшись, я потеряла сознание. Женщины меня подняли, а наша бригадир сказала, чтобы я лежала. Кстати, у нас еще был "общий" бригадир. У меня была высокая температура, а в таких случаях, если по болезни человек не может идти в столовую, ему обед берут "домой". Так вот этот "общий" бригадир запретила выдавать мне обед. И пообещал замучить голодом. Но мне не нужна была еда. Когда врач приехал, у меня температура была 40 градусов. Я была в таком состоянии, что меня уже ничгео не волновало. А вот мои напарницы были возмущены. Одна из них предложила мне объявить  голодовку /бабушка говорила, что она была "политическая" и сидела за что-то аналогичное - прим. внучки/, ее все поддержали  мотивировав так: ты вот уже два дня не получаешь пищу и никто об этом не знает. А если ты  об том заявишь, будет знать весь лагерь. Ох, как они были правы! Мне же терять уже было нечего. (бабушка рассказывала, что не сразу согласилась на эту акцию, видя, что женщина уже сидит за подобное, опасалась поначалу, что ей припишут еще одну статью, но рассудив, что терять и правда нечего пошла на этот шаг - прим. внучки)

Сочинили они этот "документ"Ю я его подписала и отправили его  в контору.

Через три часа около нашего барака появилась машина начальника всей колонии /фамилия его Блауман/. Он такой толстый, холеный.... С ним пять человек охраны и врач. Такого мы не ожидали. Первое, что онм сделали -- попросили врача осмотреть меня. Смерив температуру /а она у меня поднялась до 41 градуса/ меня молча перенесли в машину и отправили в больницу. А моих "защитниц" переселили в сухой барак.

Пролежала я в больнице целый месяц.. Так что была аозможность передумать обо всем. Кормили лучше и никто не повышал на меня голос: все тихо и спокойно. Уже сталал прогуливаться сначала по больнице,  а потом и во дворе. Вспомнила свои первые дни в лагере. Как-то мы работали на прополке. Вдали показался всадник и я услышала голоса: "Король полей едет!" Потом я не раз слышала, когда девушки с восторгом рассказывали "Я видела Оношко..." Или "Оношко со мной поздаровался", "Оношко был сегодня в клубе" и т.д. И еще один случай вспомнила.

В клуб я вообще не ходила. Но однажды Зоя, соседка оп палате, уговорила меня пойти на вечер самодеятельности. Когда мы пришли, мест свободных не было. Мы с ней стали у окна, но ее кто-то отозвал и я осталась одна. Ко мне подходит симпатичный парень и спрашивает "Ты учительница?"

 

Я на него посмотрела и ответила, что все мои ученики разбежались. Он предложил сеья в ученики, но я ответила, что стариков учить поздно. Он улыбнулся и ушел. Вдруг возвращается Зоя /она видела эту сцену/ и спрашивает, что тебе говорил Оношко? Ах, вот оно что... Это был он! Вот так я познакомилась ос своим будущим мужем. Но что Оношко и "Король" полей" один и тот же человек, я узнала позже.